БИЗНЕС-АВИАЦИЯ В МЯЧКОВО: МЕЧТЫ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ

     Аэродром Мячково основан в 1941 г. После ВОВ на нем базировался 229-й летный отряд специального назначения, проводивший аэрофотосъемку Арктики и Антарктики. В 1993 г. на базе Мячково образовано ОАО «Мячковские авиационные услуги» (МАУС). Примерно в это же время на аэродроме начали создаваться частные авиационные клубы, и в настоящее время их уже 29. С июля 2004 г. владельцем авиакомплекса «МАУС» является группа предприятий «Финпромко».
     Финансово-промышленная компания объединяет 60 предприятий в Свердловской и Челябинской областях, в Башкирии, в московском регионе и Болгарии. В ее состав входят известные бренды отечественного машиностроения: «Уралбурмаш», «Пневмостроймашина», Карпинский ЭМЗ, Белоярский ЭИЗ, Уральский и Егорьевский ЗАТИ. Кроме того, «Финпромко» принадлежат Уральский финансово-промышленный банк, горнолыжный курорт, гостиничный бизнес и ряд других предприятий.

     Владислав Буряк — представитель Совета Директоров НП «Объединение заводов Финпромко» дал эксклюзивное интервью газете «Aerojetstyle».

     -Наверное, я не первый журналист, который начинает интервью с вопроса о Вашем впечатляющем росте. Вы большой поклонник спорта?
     -Занимался профессионально волейболом.
     -Предполагали ли Вы на пике своей профессиональной спортивной карьеры, что когда-то придется управлять площадкой, размером не в волейбольное поле, а в 120 га?
     -Об аэродроме не мечтал, а вот в «Финансово-Промышленной Компании» — я с самого начала. Существует «Финпромко» 15 лет. Начиналась она с Уральского торгового дома. Как и все частные структуры начала 90-х, с 5-10 человек. Сегодня в нашем объединении до десяти тысяч специалистов. Из торгового посредника мы превратились в крупное промышленное сообщество. Приоритеты меняются. И сегодня для группы компаний «Финпромко» одним из основных направлений деятельности является производство.
     -Как возникла идея приобретения контрольного пакета акций ОАО «МАУС» для Вашего бизнеса? Наверное, совсем необязательно покупать аэродром, чтобы попасть из Екатеринбурга в Москву?
     -Самолет и аэродром — разные вещи. Кто-то покупает машину, кто-то гараж. Сегодня нас интересует рынок Москвы и мы уверены, что можем инвестировать крупные проекты. Часто проезжали в г. Егорьевск мимо Мячково. Видели, что летает малая авиация. Собрали информацию. Узнали, что «МАУС» выставляется на продажу. Просчитали риски и приняли участие в аукционе.
     -Оцените, что вы получили в наследство от государства?

Читайте также:  Четвёртый перевозчик Бразилии заявил о несостоятельности

     -Когда государство продавало пакет, была подготовлена информационная справка с описанием ряда характеристик приобретаемого нами имущества. Однако по факту приема оказалось, что отсутствуют два самолета. Можете ли вы себе представить, что в квартире нет двух несущих конструкций — стен, которые выходят наружу?
     -Но перспектива больших дивидендов покрывает эмоциональные издержки инвестора?
     -Нам уже предлагали, и не раз, выкупить контрольный пакет акций за деньги, превышающие наши вложения. Уже на этапе перепродажи мы могли выручить весьма приличную сумму.
     -Может быть, вы ожидаете других более интересных предложений?
     -Может быть. Правда, мы не бездействуем. К сожалению, рынка как такового, в новой для нас сфере деятельности, не существует, как нет в стране и специалистов по его развитию. Мы ведем переговоры с иностранными компаниями, которые занимаются изучением бизнес-авиации в нашей стране, и молодыми консалтинговыми российскими компаниями. Но уже на первом этапе видим, что западные консультанты в вопросах развития аэродромов и наземных служб более подготовлены.
     -Можно ли говорить, что работы придется проводить с нуля?
     -Конечно, здесь нечего восстанавливать. Начат первый этап работы — автоматизация системы обслуживания инфраструктуры. Сегодня нас интересует маркетинг, который поможет найти ответ на главный вопрос, можно ли на данной площадке построить аэродром, и какого класса. После этого займемся бизнес-планом. Наверное, потребуются дополнительные инвесторы.
     -Наличие аэродрома предполагает создание новой авиакомпании?
     -У нас это в планах. Мы ведем переговоры, чтобы открыть рейс Екатеринбург — Мячково. На этом рейсе будут летать бизнес-джеты. Урал — промышленный регион, и потребность в услугах деловых перевозок большая. А потом будем вести переговоры с Санкт-Петербургом, чтобы продлить авиалинии дальше. Работа была бы более продуктивной, если бы на этапе изучения рынка к нам подключились компании, оказывающие услуги по бизнес-перевозкам. В них мы видим своих потенциальных партнеров и клиентов и ждем их реальные предложения. Для кого мы будем работать — для иностранцев или наших компаний? Планируем организовать круглый стол, для обсуждения существующих проблем. Кроме того, восстанавливаем свой парк авиатехники для аэрофотосъемки.
     -Как вы оцениваете перспективы авиаклубов, которые в течение последних 10 лет интенсивно развивались на территории аэродрома?

Читайте также:  Iran Aseman и Iran Air Tours хотят купить сорок Superjet’ов на двоих

     — Мы настроены на диалог, переговоры. Поскольку у аэродрома есть хозяин — сначала это было государство, теперь частная компания, то ответственность всегда будет на нем. Эксплуатация аэродрома, стратегического объекта — дело не простое. Требования по безопасности, антитеррористическим мерам весьма серьезные. Мы ведем переговоры с представителями клубов о дальнейшем сотрудничестве. Поскольку в России совместного базирования малой и бизнес-авиации не было, мы изучили опыт некоторых зарубежных компаний. Съездили в Марсель. Посмотрели, как задача совместного базирования решена у них. Уяснили, что совместное размещение возможно.
     -«Автомобильно-спортивную» историю авиационный комплекс «МАУС» начал в 2000 г. Как трасса для шоссейно-кольцевых гонок вписывается в ваш проект?
     -Существуют определенные санкции, вызванные замечаниями госкомиссии. Замечания накапливались до 2004 г. На нас выпало бремя их устранения и создания структуры управления аэропортом. Мы считаем, что взлеты-посадки, а между ними гонки — события несовместные и невозможные.
     За рубежом существуют гоночные трассы в районах аэропортов. Но в зеркальном отражении. Инфраструктура одна: паркинг, гостиницы, с одной стороны гоночная трасса, а с другой взлетно-посадочная полоса. По ВПП гоночные мероприятия проводить не будут.
     -Допускаете другие сценарии использования 100-миллионного приобретения?
     -В бизнесе, как и при игре в рулетку, нельзя ставить на красное или черное. Мы всегда проигрываем несколько вариантов развития событий. Как один из вариантов, нам предлагают — строительство коттеджей. Это проще. Эффективнее, но… нет адреналина. Ведь можно рискнуть и получить аэропорт международного значения. Пусть уйдет 5-7-10 лет, но это будет некое «детище», которое и дальше будет развиваться. Проект становится еще более уникальным, когда вы сравниваете его первоначальные характеристики и конечный результат, а что из него можно сделать современный аэродром мирового уровня — убежден.
     -Вас не беспокоит мнение местных жителей, которые привыкли жить без регулярного авиационного сообщения над головой?
     -Когда люди строили свои дома, то знали, что здесь аэродром? Конфликт с жителями коттеджного поселка напоминает вечный спор, что появилось первым… Аэродром построили еще в СССР, а частные дома появились только в начале 90-х. Раньше отряд, численностью до 2500 человек и с круглосуточными вылетами, не мешал жизнедеятельности поселков? Так что идеей строительства аэродрома все же придется проникнуться и местным жителям.
     -Ваши пожелания в новом году?
     -Государственным структурам и лицам, от которых зависит решение о разрешении полетов, желаю прислушаться к голосу малой авиации. Владельцы аэроклубов — серьезные люди. Они приобрели самолеты и имеют огромное желание поднимать технику в небо. Простаивать машинам со всех сторон невыгодно. А что касается «МАУС» — побыстрее открыться и приступить к реализации основной задачи по работе с бизнес-авиацией.

Читайте также:  Питер Белью меняет Malaysia Airlines на Ryanair

Беседу вела
Татьяна Свешникова